Александр Соловьев о девятом курсе ИТО+BigWall Сергея Нефедова

Когда я был молодым и неопытным альпинистам, я смотрел на сложные маршруты как на нечто, для меня совершенно недостижимое и ненужное. Мы ходили тройки и четверки на Кавказе, в Крыму, и были счастливы. Но видимо так устроен человек, что ему постоянно требуется что-то большее. И мы стали ходить пятерки, ставшие доступными благодаря постоянным тренировкам на скалодроме.

Однако техника их хождения не отличалась от техники хождения троек и четверок. Просто крутизна маршрутов и сложность лазания возросли, но не перестали быть адекватными нашему уровню подготовки. И опять захотелось большего. Шестерок. Маршрутов, где нам не пролезть свободно. Гладких и вертикальных стен. И тогда мы решились. Решились на Мачомбо. Наступил новый 2014 год, и мы с Максом Купцовым начали штурмовать свою первую шестерку. В зимнем Крыму. Практически без какого-либо опыта ИТО. Шли очень и очень медленно, на ИТО, в осадном стиле, каждый день отвоевывая метры вертикалей. И остановились на начале четвертой веревки. Думаю нам не хватило психологической выносливости. Бояться постоянно в течении нескольких дней стало невыносимо. Потом у меня была попытка «Пещеры Фантика». Вобщем я понял, что мне нужен левел ап. И после очередной неудачи (даже не буду говорить где) я заявился на школу Нефедова.

Первого октября 2015 года, я забрал из поезда другого курсанта школы, Динислама Шарафутдинова, прибывшего из Уфы и изъявившего желание проехать со мной на машине от Пензы до Крыма. Дорога нас сконнектила, и впоследствии на курсах мы работали в паре, и совершили вместе восхождение. На школе было семь человек (должно было быть восемь, но девушка из Киргизии не смогла приехать). Три парня из Байконура (Юра, Гриша, Денис), Александр из Москвы, еще Александр из Белорусии и мы с Динисламом. В итоге у нас получилось три Александра, и как бы два Дениса, потому что Динислама все звали Динис, что внесло некоторые коммуникативные сложности в процесс обучения, которые однако удалось решить, используя дополнительные идентификационные признаки личностей с одинаковыми именами. Вроде «эй ты, лопоухий», или «подь сюды, лохматый». Шучу. Вообще атмосфера школы была рабочей, дружелюбной и в целом безконфликтной (за исключением мелких, не влиявших на общий настрой школы). Сергей Нефедов подавал информацию вполне структурированно и логично, так что картина бигвола и ИТО к концу обучения у нас сложилась ясная и понятная, за исключением больших и малых нужд. Но тут уж каждый крутился как мог.

Кстати, Серега за месяц до начала школы сломал ногу во время бэйс-прыжка с Вольной Испании, и потому курсировал между Зубом и Морчекой на костылях. Получалось у него ловко. Действие попало под название «Экстримальный костылинг». Кроме курсантов школы на стоянках (под Зубом, с южной стороны в укромном лесочке) присутствовали жена и дочка Сани из Белорусии, а так же вольный слушатель, эксперт кулинарии Ярослав из Луганска, но не совсем из Луганска, потому что из Ялты. Но из Луганска. И началось. Первый блок из трех дней. Три вида жумаринга, скайхукинг, рельефный и дырочный. Страшно. Но на шлямбурах. Но страшно. В конце блока установили на южной стене Зуба на высотах 20-30 метров три платформы. И с этого дня сон начал представлять из себя следующее: после интенсивного, насыщенного тренировками и обучением дня ты ужинаешь, потом держишь беседу о высоком и повседневном у костра (костер иногда был только в воображении), затем надеваешь снарягу и жумаришь к платформе. Отжумарил. Платформа в мешке висит на карабине. Звезды. И начинается установка. Тут как в обычной жизни. Не может быть все хорошо, где-то обязательно должна вылезти пакость. Платформа БэДэ в установленном виде – самая клевая, потому как у нее есть две «двери» и тент «окутывает» платформу со всех сторон. И поэтому не боишься уронить вниз носки, фонарик, или жидкость для линз. Но установка такой платформы – это «впихни невпихуемое»! Только крепкое словцо способно смазать жесткие алюминиевые отверстия каркаса, что крайне необходимо для вставки выпирающих частей его же. Каков слог? Так то! Еще одна платформа Метолиус ставится легко и непринужденно, но в ней нет дверей! Потому как тент платформы это просто конусообразный чулок, надеваемый сверху на силовые стропы платформы. Как бы объяснить… Стены есть, но не прикреплены к полу чтоли. Все что с краю – легко улетит вниз. Ветер легко поднимает такую стену, открывая прекрасный вид на ночное побережье Крыма. Все бы ничего, но после дня отдыха как-то похолодало… А конкретно начался колотун. С утра надо вывалиться на перила, и собрать палатку, дабы следующим ее посетителям жизнь медом не казалась. День отдыха – Ялта, виноград, море. Второй блок из трех дней – передвижение на фифах, со страховкой на своих точках, и вытягивание баула. А! Еще было упражнение «сто точек». Надо было втыкнуть в скалу сто точек, и чтобы каждая понравилась Сереге! Я воткнул 57! Потому как Серега сказал, что я и так крутой, что больше тыкать не нужно, а нужно слазить и повесить трассу для баулинга. Сказал, мол там пешком, там пешком, там по левой стороне нависающего камина пешком, потом простой, но стремный траверс (тут я забеспокоился, хотя стоило это сделать еще на камине), а потом дерево, от которого надо повесить вниз перила, потом забить станцию, и на нее повесить еще перила, потом на дерево, и еще перила. Потом их куда-то там бросить, потому как остальные перила будут вешаться снизу. Я погрузил на себя снарягу и две веревки, и пошел пешком, потому как это была тропа. А потом там где Серега ходит пешком я начал применять все конечности, и было непросто. Потом страшно. Потом еще страшнее, но снизу донеслось, что туда лезть не надо, а пора делать траверс. Вобщем не буду больше ничего говорить, я все повесил. На следующий день был баулинг. Вытягивали три баула с щебнем фракции 20-40. Сначала вверх, потом влево по тирольским перилам, потом вверх к станции на своих точках, потом опять вверх, потом вниз. Было круто! Потом был еще фифинг. И еще пару раз. И опять день отдыха!!! И еще один! Потому что зарядил дождь. И поэтому я встретился в Бахчисарае со старыми и новыми друзьями и даже увидел супердрайтулинг в исполнении призера ЧМ Сипавина из Харькова! Потом мы под дождем тренировались делать станции, и конечно я был крутой, потому что мне выпала честь сделать станцию на «бутербродах», из контрзаложенных закладок! И еще в тот день я забил шлямбур и спит, и понял, что это нелегко, и что лучше так часто не делать.

Потом день дождя, но с баней (Форосский кемпинг форевер)! И вот он, тот день! День обработки! Капает. Идем под стену. Полтора года назад первую веревку Мачомбо я лез 8 часов в два захода. Мандраж. Но стоило начать работать, как постепенно волнение ушло, и уже через три часа 20 минут я был на станции, заборов 40 метров А3. Парни на Центре тоже не торопились, а на Брови сильно зависли. Тут начался у нас с Динисламом спор, что надо или не надо вешать вторую веревку. Мы договорились, что будем меняться каждые две веревки. Я типа первую и вторую работаю. Я очень не хотел вешать вторую веревку в тот день, а Динислам хотел. Вобщем сошлись на том что вешать не будем потому что не успеем, а Сереге сказали что не повесили потому что мы крутые а обрабатывать две веревки на восьмиверевочном маршруте не спортивно. А еще в тот день я догнал на спуске костылявшего к стоянке Серегу, и спросил, что я наверное крутой, что повесил первую веревку Мачомбо за 3 часа, а если бы у меня не вывалился якорь, то мог бы и побыстрее… Он промолчал, сосредоточенно переставляя костыли. Тогда я повторил вопрос. Он сказал «Да, да, крутой, только отстань!» Кароче сам Нефедов сказал что я крутой!!! День отрыва. Встаем в 5 утра. Но почему то вторую веревку я начинаю работать только в 8.40. В тот день было солнечно и прохладно, а когда Динислам стал работать четвертую веревку, начался конкретный колотун. И еще поясница устала. Станция R3 висячая совсем, потому ногами я стоял на бауле. 3 часа. А у Диниса оказался затык после входа во внутренний угол. Дырки кончились а рельеф не начался. Вернее начался, но такой, чтобы лучше не начинался. Миллиметровые полочки под заточенный скайхук. Ему было стремно. Стоял мат.

Ночевать решили на R3, так как на R4 всего один шлямбур и какие-то старые крючья, а висеть в платформе хотелось надежно. Мы захватили платформу с дверьми, рассудив, что лучше помучаемся при установке, но поспим комфортнее. Но видимо саму платформу взяли не ту, что складывали сами, а такую же но другую, и сложенную другими людьми. Мы подвесили ее за плату, стянули чехол и увидели месиво. Все перезапутано! Мы висим с фонариками в 150 м от земли и смотрим на этот хаос. Потратили час только чтобы как-то распутать это, не до конца, но хоть чтоб как-то висело. Стоял мат, досталось и лохматым, и всем остальным. А еще час мы впихивали невпихуемое, оно не впихивались, вернее у меня впихнулось, а у Диниса нет. А я не люблю спать скраю в платформе, так как боюсь высоты. А Динис тоже не любит. И тут он говорит, давай мол поменяемся сторонами, и ты впихнешь что я не впихнул. Я сначала хотел отказаться, но потом обрадовался и сказал, что все впихну играючи, если уступишь место у стенки. Динис так как я высоты не боится, и потому легко согласился. Кое-как я впихнул, и с радостью завалился к стеночке. Мы поели, попили (воды было столько, что можно было в душ даже сходить), и потом я сходил в туалет. Описывать не буду. Но не просто. Всю ночь бушевал ветер, бухая по тенту, и нарушая сон. Динисламу даже ноги подымало вроде. Он ведь скраю. Тем не менее усталость сказалась, и мы поспали. С утра ветер стих, и мы встретили потрясающей красоты рассвет. Утренние сборы оказались долгими, поэтому на маршруте пришлось поднажать. Мне местами очень нужны были закладки для ИТО, которых мы не взяли, потому что мы профи. Пришлось подлазить. Вообще на Мачомбо объем подлазов достаточно большой. Иногда даже невозможно заитошить, но можно пролезть. Есть и полностью лазовые веревки. Последние две веревки по 30 м, выпавшие на долю Диниса, мы мудро решили сложить в одну, чтобы два раза не вытягивать баулы и вообще быстрее проскочить. Но к вечеру поднялся ветер, статика выгнулась дугой, раскачивая Диниса на скайхуке. Я опять околел, кляня эти предвершинные 10 метров ИТО, которые давались так не быстро. Наконец Динис исчез за перегибом, после которого 15 метров лазания и выход на плато.

Мы договорились в случае отсутствия слышимости считать для меня сигналом к жумарингу поехавший вверх баул с платформой. Я ждал. Потом еще ждал. Потом баул подъехал на метр и остановился. Я радостно встал на перила и снял станцию, пристраховавшись к баулу. Дело в том, что когда жумаришь, а первый вытягивает баул, надо быть пристрахованным к баулу и помогать проходить ему «узкие» места. А баул не двигался. Я замерзал. Откуда мне было знать, что не писавший два дня Динис все же не выдержал и отлучился. Я кричал, что пошел. Но баул не шел. А потом баул пошел, да так, что я не успевал снимать точки, меня просто тянуло вверх за баулом помимо моей воли! Я кричал, чтобы он не тянул. Ветер уносил все мои слова… Я знал, что Динис меня не услышит, и поэтому кричал уже всякие неприличности, от чего сорвал голос. Вобщем в шесть вечера мы вылезли! Ура! Спуск в темноте с Морчеки вспоминать не хочется. Устал от него я больше чем от подъема. Хорошо, что внизу кулуара нас встретили Юра с Гришей, и помогли дотащить нашу кучу снаряги. Респект! Центр они лезть не стали, ограничившись первыми двумя веревками. Дело в том, что на Центре много лазания, которое ИТО не перекроет. А скалодрома в Байконуре нет, и поэтому скалолазной подготовки ребятам не хватило. Денис и Саша два дня обрабатывали Бровь до R3, и потом два дня лезли, закончив маршрут уже после нашего отъезда. Дэн – боец, все прошел первым! После спуска нас кормили и поили, и конечно поздравляли. Было очень приятно! Спасибо ребятам! Впечатления от курса и восхождения самые положительные, несмотря на погоду. Надо лучше лазать свободно, класть плотней закладки!)))

25 октября 2015

Featured Posts
Posts Are Coming Soon
Stay tuned...
Recent Posts
Archive
Search By Tags
Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square
  • vkontakte__icon.png