Актру "Широкую на широкую".

July 2, 2014

Еще никогда альплагерь Актру не видел такого количества жетонистов. Он был этому удивлен, обескуражен и рад.

И все в нем было хорошо до того момента, как карета превратилась в тыкву, акья от избытка чувств сжалась, карабины с веревками постарели, а палатки и газовые баллоны ушли партизанами в леса.

На страже уюта, нравственности и технического мастерства остались курсанты, инструкторский состав, две лайки, неизменный повар и начальник лагеря, просящий сказать "спасибо" всем сотрудникам за нашу счастливую жизнь. Спасибо.
Жили мы в помещении, называемом "номер". В номере электричества не было, но зато текли трубы и крыша. Трубы, между прочим, отопления,хотя и достаточно странно сделанного. От кирпичной печки в другие номера отходила труба с водой, сантиметров 10 в диаметре. Кому было хорошо от этих 10 сантиметров, не известно. Но как показывает практика и курс "психологии", тепло бывает не только от материального.

Сотрудники лагеря, которым мы уже сказали спасибо, быстро и четко возводили новые и новые корпуса, никак не реагируя на намокающих жетонистов. Ни просьбы о помощи, ни попытка назначить боцмана и капитана делу не помогли. Соседи посмеялись надо мной, когда я попросил повесить в наш голый трюм какие-нибудь веревки и вешалки для снаряжения. И, между прочим, смеялись не зря, потому что смех продлевает жизнь.

Красным репшнуром сквозь весь жетон прошло сладкое слово "кордалет". Это — краеугольный камень и палочка выручалочка.

Как пел классик:
"И если есть в кармане пара кордалет, 
Значит все не так уж плохо на сегодняшний день".

Кордалетами можно делать практически все. Спасать и не спасать, жумарить, спускаться, вязать носилки, мастерить станции, мотивировать курсантов, кипятить воду, использовать вместо кружки и ножа, определять стороны света. Говорят, что есть еще какая-то узелковая грамота, но, наверное, врут.

В целом, программа курса выглядит несколько сырой и не устаканившейся, что не мешает ей прочно укоренятся в умах обучающихся. Самой проработанной выглядит техническая часть для ПСР в двойке и в малой группе. Здесь все очень круто. Системно, по нарастающей, так, как надо. Немного сжато по срокам, но это все мы понимаем почему.

Плохо выглядит медицина. Было много теоретической информации, более-менее повторяющей все прочие лекции по медицине, и не было практики. Хотя, полезнее было бы сделать наоборот.

А еще лучше, еще лучше было бы сделать как. Перед курсом, за несколько месяцев, раздать всем потенциальным курсантам блок теоретической информации, они бы ее дома выучили, а на жетоне занимались бы отработкой и перенятием навыков у инструкторов.

Психология. Одна маленькая лекция, на которую не приехал лектор, согласитесь, звучит не очень.. 
При самоорганизации на спасработах инструктора постоянно требовали от нас выбора лидера, грамотных взаимодействий и коммуникаций, хотя никаких готовых практик не давали. Хотелось бы видеть в психологическом курсе набор практических действий, направленных на эти "проблемные места". Хотелось бы и тут видеть практику.

Организация обучения работы на больших спасработах, считаю, была на уровне. Инструктора сделали все что могли, за столь непродолжительное время. Подводящая теория, отработанные практические кусочки, из которых потом все сложилось в единую картину.

Лучшее, что было на сборах — это тренерский состав. Грамотные, контактные спасатели, которые гладят ежа и не плачут.
Хотя и здесь хотелось бы большего. А именно, большего внимания от инструкторов к каждому курсанту. Может быть, стоит делать отделения меньше по размерам. Может быть, больше времени отводить на личный "разбор полетов".

Не хотел об этом писать, но, получается, что не получается.
Время. На жетоне его очень мало. Нет дней отдыха, от этого студенты и инструктора упахиваются. Проводимость информационной мембраны падает, что препятствует перетеканию ценных навыков с исходного берега на целевой. В день мы учились с 9-ти утра до десяти-одиннадцати вечера. Это слишком много для хорошего усвоения информации. То есть начитать-то и показать за это время можно много. А смысл?

В процессе обучения нас оценивали по 100-балльной шкале (правда, нельзя было сравнить себя с другими, т.к. информация о других курсантах была закрытой). Пришло время и мне оценить то, что произошло.

Место альплагеря — 70 (минусы за то, что не было трещин (хотя, по идее, их отсутствие, это не зачет), места занятий далеко)
База альплагеря — 50 (и у меня он зачет не получил. Причины: отсутствие снаряжения, отсутствие отклика (как о заказанном для нас снаряжении, так и о бытовых условиях), очень слабая материально-техническая база)
Инструкторский состав — 95 (не сотня поставлена за некоторые огрехи в занятиях)
Программа — 85 (сырая, но неплохая)
Предварительная подготовка — тотальный незачет. Вся предварительная подготовка сводилась к сбору наших денег и паспортных данных. Ни списка литературы, ни списка снаряжения, ни ответов на вопросы не было.

Итого, что же мы теперь умеем?
Спасать в составе любой группы в любом качестве на любом виде рельефа (правда, с неравномерным успехом).

 

Андреев Андрей.

2 июля 2014 г.

 

Please reload

Featured Posts

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Recent Posts
Please reload

Archive
Please reload

Search By Tags
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square
  • vkontakte__icon.png